Главная Мой профиль Регистрация Выход Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
Четверг
23 Ноябрь 2017
06:27:02
Вюнсдорф - 1978 ГСВГ nostalgia site
Меню сайта
Категории каталога
Мои статьи [37]
Новости сайта
Главная » Статьи » Мои статьи

Прыжок в прошлое. Наши воспоминания. (обновление от 30.04.09)
Друзья, присылайте ваши воспоминания о  "золотом" ГДРовском детстве, юношестве и не только. Наверняка, в загашниках вашего сознания сохранились интереснейшие истории и необыкновенные приключения, участниками которых , в своё время, были вы. Поделитесь ими здесь.       Админ      

                                                                                                          

           

                                                    Диссидент  


 Как вы все хорошо помните, дисциплина в нашей школе была очень жестокой. Заставляли стричься, носить галстуки и однотонные костюмы. А девчонкам удлиняли юбки. В один прекрасный день завуч по воспитанию хотела устроить в нашем классе показательный комсомольский суд над Элей Гераськиной (вы должны её помнить - очень красивая и харизматичная девчонка). На собрание была приглашена её мать, которая изъяла её личный дневник и призывала свою дочь покаяться публично, а Классная хотела зачитывать из него компромат. Все должны были вставать и осуждать "заблудшую". В то время я был ещё слаб волей, поэтому пытался что-то мямлить в защиту Элизы, что, мол, каждый имеет свой взгляд на вещи, что любовь - это не так уж плохо и т. д. Но то, что проделал Олег Мороз, повергло всех в шок. Он решительно встал, подошёл к классной, вырвал у неё из рук дневник и сказал: "Я думаю, что нужно прекратить это судилище. Человек имеет право на свою личную жизнь, несмотря на то, что ему 15 лет." Дневник он сунул в руки Эльке. "Эля, иди домой. А вас всех попрошу разойтись." Завучиха так и осталась стоять с открытым ртом. Но действительно, собрание как-то само собой развалилось. Кое-кто встал, вышел, учителя никого не останавливали. В дальнейшем никто из педагогов об этом ни разу не вспоминал. Уже тогда я понял, что даже один человек может восстать против системы и победить.
           Андрей Хреськин ("B" класс)  г. Осиповичи                 
                        






                                           Партизанщина                   


Я учился в школе №89 с 1968 по 1972 год, с 1-го по 4-й класс.

Не помню точно, во 2-м или в 3-м классе мы начали ходить «за сетку» и, обнаружив примерно в 1 км железную дорогу, проходящую в выемке грунта и довольно свежие окопы и блиндажи, окультуренные свежими бревнышками (видимо там обучали молодых солдат на «натуре»), ходили туда чуть ли не каждый день.

Поначалу все ограничивалось обыкновенной игрой в «войну» с натуральными декорациями. Через неделю это поднадоело, и мы начали подкладывать на рельсы обыкновенные гвозди разного размера, из которых получались очень симпатичные сабельки. Через неделю у меня набралась целая коробка из-под обуви.  Стало скучно.

Проезжающий на мопеде, вдоль железки, немецкий обходчик был решительно атакован кусками дерна, после чего позорно бежал, услышав вслед отборную русскую речь и писклявые возгласы «У-р-а!».  Стало скучно.

Самые серьезные товарищи(а нас к тому времени уже человек 10-12 туда регулярно ходило) предложили атаковать проходившие через каждые 15-20 минут поезда. Возражать никто и не думал. Мы же находились в настоящих окопах, а поезда (часто двухэтажные) были немецкими - это раз, и шли они на Берлин или из Берлина - это два.

Имитировав атаку нескольких составов забрасыванием комками земли и кусков дерна, было решено перейти к более эффективным действиям и дерн был заменен на щебенку. Звание «Героя Советского Союза» присваивали тут же в окопе, за разбитое стекло в вагоне. Я был «дважды Герой».  Через три дня после первой атаки всех нас вычислили в школе. То ли кто-то проговорился о наших подвигах, то ли армейская разведка профессионально сработала, после жалоб немцев в комендатуру (думаю жалобы были), но всех наших отцов выстроили в политотделе, не взирая на звания, и не зная что же делать с такой солидной группой старших офицеров, приказали провести партполитработу со своими отпрысками. Со мной лично эта работа была проведена, я ее отлично помню. Видимо, только потому, что нас было так много, решили это дело как-то замять, а с немцами как-то договорились или вообще проигнорировали их претензии.  Нас же немцы не ловили.

После, я на железной дороге появлялся исключительно на вокзалах и в сопровождении родителей.





                                           Затмение

9 марта 1997 года было очередное затмение Солнца, и на территории Амурской области оно было почти 100%. На разведке россыпного золота, на реке Кохани заканчивали зимний сезон проходки шурфов.

Обычно шурфы бъют спарками по 2 человека, один внизу грузит бадью, второй-вверху, на воротке. Так удобнее. Но попадаются среди проходчиков такие бирюки, что и живут отдельно, в самостоятельно срубленном балочке размером 2 на 2, и работают в одиночку. Был и там такой Федя, его неделями не видели. Ни радиоприемника у него нет, ни свечки ему не нужны, ни лампа керосиновая. О прессе, которую пару раз за зиму все-таки забрасывали, и речи не могло быть.

Уходил он на шурфы затемно, залезал в шурф,отковыривал оттаявший после ночного пожега слой, загружал бадью, поднимался, вытаскивал и снова вниз. Шурфы были глубиной 6-8 метров и внизу было темно, как ночью.

Прибегает он часов в 11 дня к мужикам в балок перепуганый до смерти и говорит:

-У меня крыша поехала. Видать брага хреновая получилась, криво ударила. Полез я в шурф еще по темному, вылез-уже рассвело. Снова спустился, вылезаю-уже ночь. Думаю что-то не то. Пошел домой, а на полдороги опять день. В больничку мне надо, мужики.



                               
                                     Радиоактивная дробь


В 84-м мы организовали еще один розыгрыш, и получился он не менее удачно, потому что это был практически экспромт.

Было это на Каларском хребте.

В начале мая пошел я вечером на глухариный ток, что был недалеко от базы, километра 3. Отойдя всего метров 200 от балка, поднял стайку рябчиков, которые расселись передо мной, как в тире, метрах в 30-ти. Одним выстрелом сбил три штуки, тут же содрал с них шкуру вместе с перьями, положил в пакет и засунул его под камень в воду в протоке, чтобы забрать на обратном пути. Утром взял глухаря, и возвращаясь, про тех рябчиков и забыл совсем.

Прошла неделя, а может и больше. На вечерние посиделки, к костру возле нашего балка подтянулись девчонки-геологини. Сидим, потягиваем слегка недоигравшую бражку. Чисто шампанское. Кто-то произнес слово "рябчик", и я вспомнил.

-Сейчас организую изысканый закусон из рябчиков.

-Да где ты их найдешь? Темно почти.

Беру ружье, бегом к тому камню, стреляю и бегом назад. Все заняло минут пять. С невозмутимым видом вешаю пакет на гвоздь и говорю, обращаясь к Диме:

-Классная эта штука-радиоактивная дробь.

Дима, почувствовав начало розыгрыша:

-А я тебе что говорил.

-Ну ведь он больше ни одного патрона не даст, потому как жлоб.

(Это я, якобы, про старшего геолога)

Тут, естественно, девчонки не выдерживают и интересуются. Я отвечаю:

-Это мы такие темные, до сих пор глухарей, рябчиков, тетеревов щиплем, а на западе уже давно используют радиоактивную дробь. Пока подстрелянная птица падает на землю, все перо с нее облетает и остается только ополоснуть и можно готовить.

-Ну ты, Илларион, и гонишь!

-Не верите, посмотрите в пакете.

Бросаются к кульку и вытаскивают оттуда три тушки голых рябчиков. На лицах, если не шок, то крайнее удивление. И никто уже и не замечает, что

рябчики то не только без перьев, но и без шкуры.

Свежая бражка делала свое дело, и к концу посиделок одна из девчонок так сильно раздухорилась, что пошла раскручивать старшего геолога на десять патронов.

На утро он мне сказал:

-Зачем так Лариску напоили? Вчера вечером полчаса несла какой-то бред, а потом обозвала меня жлобом и ушла.



                                          Резиновая баба


Было это в 82-м году на участке "Буринда" (разведка рудного золота). Работал у меня реечником прожженый бич Дима Васильев по кличке Ричард Львиное Сердце. Не помню почему ему такую вклеили. Этот товарищ из той публики, которая только зиму кантовалась в каких-то организациях или конторах, где был ночлег, теплая спецуха, харч. Весной же они "поднимались на крыло" и беззаботно жили до следующей зимы в крупных и не очень населенных пунктах, питаясь подножным кормом, промышляя мелким воровством. Вобщем-классический бич.

Раза 2-3 в месяц прилетал к нам вертолет с продуктами, запчастями, почтой. Вот, в очередной раз утром разгрузили борт, занесли все на лабаз, а завхоз остался на недельку разобраться со складскими остатками и своей бухгалтерией.

Решили мы с моим корешем-геологом это Львиное Сердце разыграть. Захожу я на следующий день в столовку. Рядом с Львиным Сердцем сидит Тимур. Гремят ложками. Я наполнил тарелку,

сел напротив и, не обращая внимания на Ричарда, говорю Тимуру:

-А все-таки классная штука эта надувная баба!

-Я же тебе говорил, а ты не верил.

Львиное Сердце навострило ухо, но вступить в разговор еще не решается.

Через некоторое время Тимур-мне:

-Да и дров меньше уходит.

Тут оно не выдерживает и спрашивает:

-Вы про че это?

-А ты что, не знаешь!? Завхоз вчерашним бортом привез резиновых баб с подогревом.

-Это как?

-Как-как! Надуваешь, в задницу три батарейки, ложишь рядом с собой и до утра дрова в печку можешь не подбрасывать. Иногда даже просыпаешься оттого, что жарко и на время отключаешь ее, чтобы остыла.

-Да гоните вы все!

-Как хочешь, на лабазе одна или две штуки остались. Кстати, их выдают, как спецуху и на зарплату не вешают.

-А где ж столько батареек взять.

Че ты переживаешь, у нее вместо сосков клемы. Можно и аккумулятор подсоединить, на месяц хватает.

Сердце не стало пить чай и рвануло на лабаз.

Завхоз сходил в туалет, не успев снять штаны.



                                          Золотой клык


В середине 90-х я работал маркшейдером в старательской артели. Оборотных средств у предприятия не хватало, и поэтому перед началом сезона приходилось брать кредиты под драконовские проценты у процветавших тогда банков. Прежде чем выдать кредит под будущее намытое золото, из банка прилетал эксперт, который оценивал потенциал артели, ее разведанные запасы и т.д.

На базе артели в г.Зея была специальная пристройка к столовой для приема особых гостей, а перед ней лавочка для перекуров.

На территории базы постоянно проживали несколько собак, главной из которых был уродливый кобелек, длинный как такса, с кривыми коротенькими ножками, вислоухий, с обмороженным хвостом. Короче, урод уродом. Но вел себя он настолько уверенно и высокопарно, что все псы, в два-три раза большие по размеру, безоговорочно ему подчинялись. Кличка у него была Иосиф Иванович, в честь старейшего работника артели.

В артели на договорных началах работал стоматолог, несколько раз в месяц оказывавший помощь работникам и на базе и на участках. Ну и, как-то подпив после очередного трудового дня, он поставил Иосифу Ивановичу золотую фиксу на правый клык. Так тот и ходил по своей территории, сверкая золотым зубом, как цыганский барон.

И вот,когда обрабатывали очередного банковского эксперта, во время третьего перекура на лавочке, не спеша, переваливаясь с боку на бок, подходит Иосиф Иванович и ложится перед ним на спину,при этом широко расставив ноги и вывалив все свое хозяйство. Надо сказать, что чесать ему между ног приучили мужики, и Иосиф Иванович сильно полюблял это дело. И когда эксперту предложили сделать именно это, и он с некоторым смущением, а возможно и с отвращением исполнил-таки эту процедуру, Иосиф Иванович расплылся в оскале и обнажил свой золотой клык.

И тут главный инженер произнес выдающуюся фразу:

-Какие могут быть проверки на платежеспособность? Ты что не видишь, у нас даже собакам золотые зубы вставляют !

Вопрос о предоставлении кредита был решен положительно.



                                                Корова


Дело шло к окончанию сезона, примерно конец августа. У нас на участке заканчивалось мясо, и председатель артели организовал покупку и доставку на наш участок 8-ми телок. При этом машина проехала 600 км туда, 600 обратно и еще 200 до нас. Сообщили по рации, чтобы мы встретили этот ценный груз, а получалось это ночью. Слепили какое-то подобие загона из жердей, и в час ночи пришла машина. Кое-как сгрузили этих телок, но ночью началась гроза и телки сперепугу сломали изгородь и убежали в тайгу. Осталась на месте одна, которой при перевозке сломали ногу. На утренней связи пришлось сообщить все как есть председателю артели.

И тут началось!

-Вы будете ...................................до конца сезона...!

-Вы будете жрать эту одну корову целый год...!

-После сезона будете.............................. у меня...!

И так минут 15-20 без перерыва. Микрофон от рации у меня раскалился в руках. Держал я его на вытянутой руке подальше от уха, и ощущения что между нами 200 км не было никакого.

Так мы этих коров и не нашли. Скорее всего вышли в старые поселки, где жили пенсионеры-ветераны золотопромышленности, а те их и грохнули втихаря. Там почти все деды охотники и у каждого по 2-3 ствола минимум.  
               Виктор Илларионов ("Б" класс)  г. Киев         





                        







                             Барсики форэва !
            (Вспоминая Unter Den Linden – Липки 2008)

 Уже почти начался банкет , весёлые и светящиеся от счастья пупилы с радостными криками , а также с шутками и прибаутками стали рассаживаться за столом . После пересчёта личного состава по головам , а также переклички выяснилось , что нас всего одиннадцать и незаконно отсутствуют рядовые (зачёркнуто) ученицы Таратута и Некрасова. Обеспокоенный их неявкой на построение (зачёркнуто) на торжественно-юбилейный ужин я стал названивать на их мобильные. Телефоны молчали... Они не просто молчали - они были отключены... Страшные картины стало рисовать передо мной моё перепуганное воображение... Холодный пот тихонько струился меж моих старческих лопаток... Быстро оценив обстановку и приняв единственно правильное в создавшейся ситуации решение я бросился на поиски... Добежав до их номера (№ 142) я стал стучать. Поначалу никто не открывал. Тогда я решил подкрепить свой стук нашим тайным паролем , который тогда открывал любые двери. Наклонившись к двери я , довольно бодрым голосом пропел : " Барсики - форэва !"... Дверь быстро открылась. На пороге стояла очень большая (в росте и размахе плеч) незнакомая тётка в мятом зелёном халате на котором хаотично были прорисованы неизвестные науке зверушки типа Чебурашки (тоже сильно мятые). Набычившись и недобро ухмыльнувшись она низким мужским голосом произнесла : " Барсики ? Это какие такие барсики ?" Поняв , что сделал что-то не так , я , используя складки местности и отсутствие лампочки в коридоре молнеиносно слинял (зачёркнуто) перешел в отступление и без существенных потерь покинул зону конфликта. Опустошенный и убитый горем я вернулся в "Лепоту", где с удивлением и радостью увидел Ритулю и Иришку , которые весело чирикали и с аппетитом трескали бутеры с Славкиной икрой... P.S. А жили они в номере № 143.
     Андрей Новиков ("Б" класс)  г. Москва
 







                                       Портфель


Серёжа Сладков отличался необыкновенно весёлым нравом и нехарактерной для нашего возраста невозмутимостью, что бы вокруг не происходило. Поэтому, зная его характер некоторые (не буду озвучивать их фамилии) частенько подшучивали над ним . Но Сергея невозможно было расстроить. Однажды, во время перемены, у него пропал портфель , плотно набитый книгами и тетрадями (нас же, как вы помните, заставляли носить все учебники). После недолгих поисков портфель был обнаружен в туалете, одиноко стоящим в уголку. Когда Серега попробовал его поднять, то потерял равновесие и чуть не шлёпнулся - оказалось, что портфель был до краёв наполнен водой. Спокойно вылив воду и даже не взглянув во внутрь, Сергей отнес его в класс, бросил на стул и как ни в чем не бывало продолжил беседу с Андреем Балденковым. После происшедшего все шутки как-то сами собой прекратились. Восточный принцип недеяния - если долго сидеть у реки, то через некоторое время вниз по течению проплывет труп твоего врага.

   Андрей Хреськин  ("B" класс)  г. Осиповичи             







                                       Королевская охота



В 70-80-е годы в Амурской области в районе Тахтамыгды работала очень большая даже по геологическим меркам партия - Березитовая. Разведка рудного золота. Одних работающих было больше 500 человек. В тайге была построена деревня, начальная школа, поссовет и т.д.  Но вся власть была у начальника партии, который и рассказал эту историю.
В День Милиции 10 ноября все районное начальство (менты, главврач, пожарный, парткомовская шушера и т.д.) прилетало на базу оттянуться. В этот год Стас Сушков (начальник партии) подготовился основательно, поручив бичам заранее найти медвежью берлогу. Как водится, вечером хорошо попарились и, соответственно, приняли, а всю операцию по расстрелу ничего не подозревающего медведя обговаривали целую ночь. На утро подогнали вездеход, который облепили вооруженные до зубов хорошо похмелившиеся товарищи. У каждого было, как минимум, по два ствола. Не хватало только гранатомета. Подрулили прямо к берлоге и пока заряжались и выясняли кто и где будет стоять, кто-то уже вовсю шерудил палкой в берлоге и, на всякий случай, бросил туда взрывпакет. Сам Стас говорит, что не помнит как оказался под вездеходом и сперепугу выталкивал ногами пытающегося залезть туда одного из стрелков. Медведь, выскочивший из постели не стал задерживаться на этом митинге и , сбив с разгону какую-то важную персону, убежал в соседний распадок. Из всех стволов выстрелил только один, тот, что был у этого сбитого товарища, и то пальнул куда-то в небо.
Публика договорилась не разглашать детали этой операции, но разве такое утаишь ?

            Виктор Илларионов ("Б" класс)  г. Киев  





                                  
  Морковь                                             


История сия произошла, скорее всего, в далёких 1974-75 годах. Некоторые детали и подробности уже утеряны моим дряхлеющим мозгом, поэтому, прошу меня великодушно простить и понять. Как вы все помните, в нашей школе была теплица, где учителя прививали нам, балбесам, любовь к земле и, соответственно, через неё - к родине. Там постоянно кто-то копался, рыл ямы (однажды, Сергей Дубинин выкопал метровую ямищу под посадку клубники и потом долго спорил со всеми, что, мол, чем глубже, тем крупнее и слаще), прокладывал шурфы, рассаживал, пересаживал, поливал и обрезал, вникал в секреты фотосинтеза и осознавал разницу между тычинкой и пестиком. А по ночам бедных пупилов мучили кошмары - так в чём же разница между плодоножкой и плодожоркой ? Иногда, территория теплицы использовалась для исполнения ритуальных обрядов - похороны любимой tanzenmaus с обязательным возложением венков из ромашек. Номенклатура высаживаемых растений была достаточно широка - от банальных цветочков до плодово-ягодных и овощных культур. Отложилось в памяти как наша техничка сажала в уголочке картошку, привезённую аж из Союза со своего огорода - мол, тянет покушать на чужбине свою, рассыпчатую... Про судьбу высаженной расейской картошки, к сожалению, не знаю, но, чувствую, что была она сьедена, рассыпчатая, с селёдочкой и под "Lunikoff"...
Меня же туда тянуло совершенно по другим причинам. Первая заключалась в отлове червяков, коих там было как китайцев в Шанхае и в последующем пугании шевелящимися гадами наших девчонок. Из особо пугаемых была Танюшка Зверкова (я её звал ЗверЬкова) - она так искренне визжала, что этот визг я воспринимал как ангельское пение и мне хотелось его слушать всё больше и больше с каждым последующим учебным днём. Но и Зверькова была не лыком шита - в ответ на мои выходки она ТАК больно щипалась за бок с каким-то садистским вывертом, что слёзы текли по моим неопушившимся юношеским щекам. Танюшка, ты где ?  Из разряда особо пугаемых могу выделить, также, Риту Некрасову и Свету Кучерявенко. Последняя, правда, больше всего и до смерти боялась маленьких животных с хвостиками.
Второй причиной, по которой меня прямо примагничивало к этой постройке, было таскание (назовём вещи своими именами - воровство, мелкая кража) продуктов труда, выращенных чужими руками с последующим их употреблением в пищу. Линейка поедаемых продуктов строго зависела от сезонности, но мне, почему-то, больше импонировала морковь. Карандашная тонкость и немытость, какой-то особенный вкус и хрусткость сводили меня с ума. Особой жадобой я не был и, поэтому, охотно делился добычей с соплеменниками (зачёркнуто) одноклассниками, которые поедали иа с особым удовольствием и не вдаваясь в подробности её происхождения. Как-то раз, натырив штук семь морковин я, поел сам, поделился с алчущими а, в частности, предложил одну карандашину Виктору Анохину. Витя долго, строго и внимательно смотрел на меня, а потом, гордо так, произнёс фразу, которую я запомнил на всю свою оставшуюся жизнь :" Андрей !  Я ворованную морковь не ем !". Оставшийся овощь был быстро доеден, огрызок попки с остатками зелёненькой ботвы был запулен то ли в Таратуту, то ли в Семёнову. Урок литературы начался...
P.S. Вкус той, вюнсдорфской, моркови, морковки моего детства я помню до сих пор.

              Андрей Новиков ("Б" класс)  г. Москва



                                                          
                                                                                      







                                 

Категория: Мои статьи | Добавил: shunpeep (30 Апрель 2009) | Автор: КТ
Просмотров: 686 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/1 |
Всего комментариев: 1
1  
Здесь каждый шаг в душе рождает воспоминанья прежних лет!!! Авторы, примите восхищение  смелостью, умом, юмором, писательским талантом. Спасибо за доставленную радость!!!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск
Здесь интересно
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

 Copyright MyCorp © 2017